В форуме на сайте Saillife.ru наши коллеги открыли тему «Названия», с вопросами, что понятно, о том, как назвать (или переименовать) яхту. Советовать ничего не буду, — давать имя судну —  это дело сугубо индивидуальное, если не сказать интимное, просто рассказываю свою историю по этому поводу.
72Тема названия судна — бесконечна и мистична. Дело в том, что лодки, хоть и творения рук человеческих, очевидно относящиеся к категории «предмет», в какой-то момент начинают пугающим образом проявлять многие признаки существа одушевленного.

Все, кто провел продолжительное время на палубе, а уж тем более те, кто жил под парусом, твердо знают, что каждое судно обладает собственной индивидуальностью, и имеет свой неповторимый характер. Они страдают от болезней  и радуются выходу в море. Они, эти создания наших рук, могут уставать или бодриться. Ждать возвращения в родной порт, и знать о приближении непогоды. Мстить хозяину за наплевательское отношение, или быть благодарными за ремонт. «Не идти» — когда им этого не хочется, или легко и свободно нестись на пенной гриве волны, играя с дельфинами, когда у них хорошее настроение.

Так же, как и имена людей, названия лодки предопределяют их (и вашу) судьбу на многие годы вперед, пока обстоятельства не разлучат вас. Иногда, по какой-то невероятной игре судеб, вроде бы благозвучные и, в общем-то, правильные названия, играют с вами и вашим судном неожиданные и порой забавные шутки. За примерами далеко ходить не надо, самая знаменитая яхта, о которой знают все —  и взрослые и дети, это, конечно, «Победа» — «БЕДА» капитана Врунгеля.

**

В родном яхт-клубе на Пироговке, мужик, купивший лодку, назвал ее в честь своей собаки-боксера «BOXER». И что? Отличное, вроде, название. Ага. Если бы мой матрос, потягиваясь с утра на палубе и протирая глаза, не заорал на весь клуб — Андрюха, смотри, лодка «Во хер!» называется! Как вы думаете, как потом за глаза называли хозяина яхты?

А как всю жизнь переживали ребята с замечательной небольшой (ну, возможно, чуть широковатой и немного квадратной) яхты «ИСТРА», к которой насмерть прикипел позывной «Канистра»! Или история, ставшая уже классической: краснодеревый польский красавец-Таурус гордо назывался «АВРОРА». Вот скажите мне, что бы такое могло случиться, что бы столь замечательное, хотя, на мой взгляд, немного претенциозное название, превратилось в  забавное погонялово? Надо было написать во весь борт название псевдо-греческим шрифтом с характерными заломами, и прийти на яхте  в Грецию!

И как греческий порт-контроль должен был вызвать лодку, на борту которой написано греческими буквами русское название «АВРОРА»? Не догадываетесь? Тогда представьте, как в рации звучит вызов: — парусная яхта… «ЭЙ-БИ-ПОПА»

Как же я в свое время мучился! Моя яхта была готова к спуску на воду, а название ни как не рожалось. Вообще никак! Это были настоящие терзания самого себя и окружающих. По яхтклубу был объявлен конкурс с призовым фондом в сто, тогда еще полновесных, дллрв. И ни каких вариантов, кроме «Непросыхающий»!

От куда же появилось название «DELTA»? Я, когда мы были где-то в районе Индонезии, уже писал об этом в нашем блоге, для тех же, кто не читал, повторяю историю.

 


 

Не моя мечта

Сегодня исполнилось бы шестьдесят семь лет моему отцу. Иногда думаю — какого черта я тут, в Океане делаю? Чего мне дома не сидится? Ведь не помню я за собой такой мальчишеской мечты — вокруг света обойти. Да, интересовался всякими парусно-морскими темами, но не мечтал — как будто шаг за шагом исполнял предназначенное. Кем предназначенное? Не мог понять. И только где-то на другом краю земли, глядя на очередной закат над Великим Океаном, заподозрил я, что это его мечта была, отца моего.

Сознательные воспоминания начинаются у меня с подаренной им книжки — тоненькой брошюрки, набранной крупными буквами, явно рассчитанными на младших школьников. Название? А вы как думаете? «Малыш становится капитаном». Книжечка в два десятка страниц, с азами парусного дела, и приложение — чертеж детской лодочки для самостоятельного изготовления, маленького забавного корытца — «Оптимист» называется. Корытце корытцем, а чуть ли ни один из самых многочисленных мире тип яхт — в каждом уважающем себя яхт-клубе их на берегу несколько десятков сложено, и малыши, начиная лет с пяти, воткнув мачту и распустив характерный четырехугольный парус, резво на них гоняют.

Потратив несколько лет на изучение книжицы, я потребовал лодочку изготовить. Или он меня к этому подбил. Не помню. Но мы с отцом, запершись от всех в дедовом теплом гараже, за одну зиму мою первую яхту изготовили, и я несколько счастливых лет провел, рассекая на ней по окрестным водоемам. Потом было романтическое юношество, когда было не до того, а потом опять захотелось на воду, и опять рядом был отец — молчаливой поддержкой романтических бредней уже молодого мужчины, который вместо того, что бы каким серьезным делом заняться, опять за свое принялся. За бутылку водки попросив дежурного отвернуться, мы с ним стянули из какого-то клуба вросший на заднем дворе в землю, и приготовленный на утилизацию корпус гоночного швертбота «470». Но, теперь у меня уже были мелкие дети, и мы, уже молодой семьей, погрузив «семедесятку» на прицеп, объездили полстраны, от Валдая до Азовского моря.

А что отец? Он ждал. Ждал, когда я вновь буду нуждаться в его поддержке. И вот мне захотелось следующую лодку. Нахожу то, что потом станет яхтой DELTA — корпус, использовавшийся, как бытовка — внутри гнилые матрацы на фанерном настиле, в кокпите — огородик с петрушкой. Но выставляет хозяин всего этого благолепия кругленькую сумму — двенадцать тысяч долларов. И доллар тогда не тот, что сейчас — «девятка» мокрый асфальт с «длинным крылом», стоит трешник. Все семейство в шоке — как так, у жены ни одной шубы, а он собрался какую-то корявую железяку по цене четырех автомобилей купить?! И снова — отец. «Пап, поехали, посмотришь.» Он поднялся по гнилой приставной лесенке, влез на то, что потом стало рубкой, топнул пару раз ногой — «Бери, не ошибешься. Хорошая лодка, крепкая…»

Через год из сваренных листов алюминия родилась яхта. Как назвать? Проблема почти не решаемая, кто будет маяться с названием для своей лодки, меня поймет. И вдруг, из глубин подсознания, как озарение — DELTA. Почему? Не понятно. Разум подсовывает всякие притянутые за уши объяснения, мол, каждая буква алфавита на «морском» языке несет смысл, и D — delta означает «Держись от меня в стороне». Ну и что? Ладно, просто захотелось…

Прошло шесть лет, мы пошли вокруг Европы и попрощались с отцом на полгода. Оказалось, что навсегда. Его не стало. Мгновенно, без симптомов — сердечный приступ. Шестьдесят. Зачем так? Нет ответа.

Вернулись, учились жить без него. Занялись перестройкой дачи, разбирали чердак, и вдруг, из под кучи хлама, как лучик блеснул — яхточка, моделька, но, как настоящая — почти метр длинной, пластиковая, как пыль стряхнул, засияла зеркально-белоснежными бортами, красная ватер-линия, и золотом название:

ALFA

Все встало на свои места. Открылась дверка с воспоминаниями, как мы на кухне делаем корпус из пенопласта, оклеиваем эпоксидкой и тканью, как заливаем в киль гвозди для балласта, даже как гнем на газу подставку из оргстекла. Так вот она, моя первая яхта, которую сделал для меня мой отец — ALFA. Сколько мне тогда было? Четыре года? Пять? И как это запало в подсознание, если, не помня о первой, я, через три десятка лет, назвал четвертую — DELTA?

Так что безымянный островок в семи милях по левому борту в Южно-Китайском море, на подходах к Сингапуру, это не моя мечта. Это его мечта. И он рядом.

Обсуждаем

 

 

Понравилось? Поделитесь!