Уныло шкрябая завывающей болгаркой по корпусу яхты, я, в который раз, благодарил судьбу за то, что моя яхта всего тридцать футов.

Впрочем, и десяти осилить не получилось.   Через несколько часов работы руки тряслись, в глазах двоилось, казалось, что от визга шифмашинки расшатались пломбы в зубах.

Я уже говорил о том, что Океана дал мне дар материализации чувственных идей? Это несложно, нужно только открытый канал связи с материализатором, и желание. Сильное желание.

Желание больше никогда не брать в руки болгарку было сильное. В кармане зазвонил телефон. – Здорова, Кэп, как оно? – поинтересовался собеседник. Человека, который на вопрос — Как дела? – начинает о них рассказывать, называют известно как, но тут я ничего не смог с собой поделать, и выдал тираду в том смысле,  что как-то оно не очень, потому как только что выпустил шкурмашинку из скрюченных пальцев, и теперь не могу попасть огоньком зажигалки в сигарету.

– Так давай тебе пескоструйку подгоним! Чего мучиться-то? – предложение прозвучало более чем заманчиво, искренне, и, главное, очень во время. В конце туннеля забрезжил свет, и пытка высокочастотной вибрацией могла закончится.  Естественно, я согласился. – Хорошо, тогда будь завтра в клубе в полвосьмого, с тебя настройка автопилота на моей лодке. До связи! – в трубке прозвучал отбой, а я остался размышлять, на что же  подписался – в моем представлении пескоструйка представляла из себя… Даже не знаю, что. Ну, какой-то приборчик, типа пылесоса, из которого вылетает песочек, и волшебным образом убирает старую краску. Наверное, на каждой песчинке сидит по гномику, отгрызающему кусочек краски.

 

1

 

Проворочавшись с боку на бок всю ночь в окружении гномиков-краскоедов, чуть не проспал будильник, непривычно зазвеневший ни свет ни заря. Заря, кстати, уже состоялась, ночи нынче короткие, и, вообще, утро мне понравилось. Все такое в росе, тихое,  правда, пробка в Мскву уже стоит, но в семь с копейками мы с Кирюхой был у ворот яхт-клуба, как штык. Как два штыка. Сын, оказывается, тоже всю жизнь хотел увидеть загадочную пескоструйку, да и название прибора ему явно нравилось. Писка-струй-ка. Прикольно, хи-хи, да ха-ха – мы хихикали до тех пор, пока у ворот клуба не затормозили два здоровенных грузовика с огромными механизмами в кузове, загруженные мешками с песком и людьми. Транспорты вкатились на территорию клуба, люди горохом посыпались из кузова, и слаженно принялись разворачивать боевые порядки – тянули шланги в руку толщиной, волокли мешки с песком, засыпали его в огромную воронку о трех ногах, и надевали противогазы. Отфыркиваясь дизельным выхлопом, заработал мощный механизм, явно промышленного назначения, предназначенный для очистки пролетов мостов, опор высоковольтных линий, и огромных барж, покрытых слоем ржавчины, толщиной в два пальца.

 

2

 

— Мне, эта, только верхний слой красочки счистить бы немного… — я смотрел в стеклянные глазницы противогаза и понимал, что у бойцов просто нет понятия о верхнем или нижнем слое краски, они сметают все до металла, и варианты не рассматриваются.

 

3

 

Гул насосов перерос в свист, свист в вой, и вой этот очень напоминал вулкан на Вануату. В двадцати метрах от лодки я не мог разобрать, что мне кричит Кира, саму лодку начало заволакивать песчаным облаком, предметы теряли четкость и плыли в сумеречном муаре, сменившим яркий солнечный свет. Вздохнув последний глоток чистого воздуха перед подступающей рукотворной тучей, я понял, что от меня уже ничего не зависит, и, скатав из обрывка газеты шарики, и заткнув их в уши, принялся наблюдать, как через залив, в соседнем яхт-клубе пытается приземлиться некстати подвернувшийся вертолет.   Приземлится он не мог, поскольку песчаная буря закрыла ему площадку, и винтокрылая машина зависла, пытаясь своими винтокрылами разогнать невесть откуда взявшийся катаклизм локального масштаба. Слышно вертолет не было. Совсем.

Во все стороны летели ошметки краски, какие-то тряпки, листва с деревьев, перемешанная с  полутора тоннами песка. Лодка на глазах вылуплялась из скорлупы скрывавшей ее последние пятнадцать лет слоя краски и шпатлевки, приобретая странный цвет и фактуру. До этого дня моим любимым цветом был цвет сломанного напильника, отныне же любимым будет цвет отпескоструенного металла. Цвет описать вообще невозможно, кроме как бессильно перебирать пальцами, пытаясь изобразить рассвет в горах, и пояснять, что он вот такой же, только зеленый. Цвет отпескоструенного металла – он офигенный. Нечто среднее между свежезастывшим бетоном, автомобильным цветом «мокрый асфальт», только матовым,  и свинцовой отливкой, которую мы в детстве плавили в консервной банке, раскаленной на костре.

 

4

 

Операция продолжалась почти до заката. Мужики отчистили борта, но пускать их на палубу и на рубку я не решился – там было много чего такого, что можно было легко убить шайтан-машиной – стопора, лебедки, иллюминаторы, леера и ванты. Наверху пришлось работать самому. Ощущения незабываемые – держать в руках толстенный шланг, из которого под давлением в восемь атмосфер вылетает струя песка, это вам не огород из шланга поливать, это реально сильно. Пока реактивный момент уходил по касательной в пространство, было еще ничего, но когда очередь дошла до ящика кокпита, то все это, отразившись от стенок, вернулось мне в физиономию, вот это было эффектно!

Убрать за собой сил не хватило, да и как убрать весь клуб? Яхты, машины, деревья, пирсы – все было покрыто слоем мельчайшей пыли. На следующий день с утра я начал огребать люлей. Смотрящий за клубом, скрипя зубами от песчаной пыли и бешенства, распекал меня с толком и расстановкой.  На мои вялые попытки оправдаться, он показал мне на асфальте силуэты двух клубных сторожевых собак, которые, как и положено сторожам все веселье проспали, а потом ушли куда-то по своим собачьим делам, оставив после себя не засыпанные пылью профили в сотне метрах от эпицентра. Трава с трудом пробивалась из-под десятисантиметрового слоя песка, деревья со сбитой листвой грустно шевелили лысыми ветками на пироговском ветерочке, дополняя картину песчаной бури.

Сказав мне все, что он думает обо мне, о моей яхте, о моих ближайших родственниках и умственных способностях, смотрящий немного выдохся, закурил, и веско сказал, что вообще-то я мудак. Несмотря на то, что я был полностью с ним согласен, все равно захотелось уточнить, что именно он имеет ввиду. Оказалось, что до того, как податься смотрящим в клуб, мой собеседник три десятка лет отработал в ракетной отрасли, начинал еще при Королеве, так вот Сергей Палыч категорически наказал алюминиевые ракеты пескоструйкой не чистить – они после этого не летают! Причем, сказано это было с такой интонацией, как, помните, мультик, в котором кузнец умирал где-то на чужбине, и из последних сил кричал: — Нашим, нашим передайте, что б ружья кирпичом не чистили!

Так что я теперь даже и не знаю… Ну, набилось в верхний слой алюминия кремниевых песчинок, и что? Ладно, потом поглядим, но первый слой краски лег просто идеально: пористая поверхность впитывала краску, как промокашка.

 

5

 

Что за краска? Что ж, раскрою секрет: я испытываю новый продукт – краски SeaLine, которую мне любезно предоставила компания Baltic Boat Company.
6

 

Опыта работы с яхтенными красками у меня хоть отбавляй, начинал я вообще не помню с чего, потом появился Hempel. Эта была отличная краска, только очень дорогая, и ее вытеснил International. На него, если честно, я в обиде. Краска тупо разрушилась от трех лет под прямым тропическим солнцем, и на момент возвращения верхний слой тупо скорябывался ногтем. Что ж, попробуем, как будет вести себя SeaLine, первый слой праймера лег просто идеально.

 

7

 

 

 

Обсуждаем

 

 

 

Понравилось? Поделитесь!


6 комментариев к “Шайтан-машина

  1. Пингбэк: Шайтан-машина | Журнал "Ремонтник"

  2. NikitaK

    Эх, как позабавил меня рассказ)))

    Но по поводу чистки люминия пескоструем — это было рискованно.
    Металл, все таки мягкий (относительно) когда вручную — более контролируемый процесс.
    А пескоструем — сколько мм обшивки теперь по клубу распыленно?)

    Но один раз, думаю, можно.
    Только не злоупотребляйте.

    1. Андрей НевзоровАндрей Невзоров Автор статьи

      Цену процесса не знаю, говорю же, это была дружеская услуга. Если интересно, можно помотреть стоимость такой услуги в инете, наверняка должно быть соответствующее предложение..

  3. greg5160

    Добрый совет на будующее: в таких случаях надо применять криобластинг. Это когда вместо песка применяются микрогранулы сухого льда. Более затратно, но значительнее чище, т.к. гранули при ударе о поверхность испаряются, но успевают оторвать частицу краски. В отходах только мелкая пыль от бывшей краски. Пов-ность практически не повреждается, остаётся легкое матирование.ю на которое отлично ложится краска. Удачи Вам.

Оставить комментарий

Войти с помощью: